BDSM СЕМЕЙНАЯ пара пригласим НИЖНЕГО МУЖЧИНУ, ГОСПОЖА ПРИГЛАШАЕТ ИЛИ ПРИЕДЕТ КУКОЛДА ,МАСКА, ОШЕЙНИК ,КЛЯП,СТРАПОН,ФИСТИНГ,ПЛЕТКА,НАРУЧНИКИ

Для участников
Вход
Регистрация
Забыли пароль
Меню
Чат
Частные массажистки
Поиск
Эксклюзивное XXX Видео
Секс-машины для жесткого секса!
Индивидуалки. Все страны
Свингеры и sexwife
Лучшие VIP - Транссексуалы
Индивидуалки Спб
Транссексуалы. Все страны
Трансы Москвы
Сугубо мужской форум о потенции
Индивидуалки
Москвы Видео
Знаменитости
Эротические
рассказы
О проекте
Правила боев
Отзывы
о сайте
Часто
задаваемые
вопросы
Статистика
Размещение рекламы



Пенни-Лейн



... Грузовик Пенни-Лейн мчался по шестому федеральному шоссе, на
север от Бармоунт-хилла. Где-то там, за цепочкой лысых
Калифорнийских холмов горел загадочный иь сектор базы, и лежал в
кювете автомобиль с генералом Фертшеллом, а его верный адьютант
Топси находился в военном госпитале Бармоунтской комендатуры. Да,
дел Пенни-Лейн неделала много...
Зеркало отражало крепкое лицо девушки, пухлые губы, несколько
вывернутые, как у любой, в общем-то южноаммериканской шлюхи,
между Сан-Франциско и Вашингтоном. Серые глаза... Пышные серые
волосы все время спадали на лоб и Пенни приходилось их рукой...
Ладони ее сжимали баранку; девушка пристально следила за
дорогой - не появится ли вдруг тупорылый зеленый броневик, из
леса: от этих тварей всего можно ожидать. Босые ноги девушки,
погрубевшие изрядно по пути босиком от ранчо Филла, по сухим
колючкам и коровьему дерьму, упирались в педаль акселератора. Но
самое главное было не здесь. Майка плотно обтягивала ее грудь; в
кабине было жарко... А чуть полные ноги Пенни обтягивали крепкие
джинсы, в них было чертовски неудобно. Девушка облизывала губы:
она с ужасом чувствовала, что там, в глубине ее бедер з р е е т
опять это... Она чувствовала, как горит под майкой ее пышненькая
грудь и набухают соски. Она понимала, закусив губу, что ей опасно
раскрыться сейчас, когда люди Фершелла пасут ее по дорогам. Но
перехватывало дух и горели пятки... Нельзя, нельзя. Не хочется.
Так ныли бедра в недавнем детстве, точно так же было тепло внизу
живота. И маленькая Пенни забиралась в ванную, блестящую огромным
душем, ставала босой на пол и прикосновение прохладной плитки к
голым ногам приносило дрожь в коленках... Девочка, едва дыша,
разглядывалась, и зеркало отражало ее худые ноги подростка с
грязными пятками и худенький зад. Она смотрела на себя в это
большое домашнее зеркало и потом, закатив глаза, брала с полки
круглый балон Ланда и ложилась на пол. Ее крепкие руки погружали
пластмассового червяка в свое лоно; и жгло тело невыносимым
удовольствием, и она стонала, извиваясь на полу... Да, но тогда
Пенни не знала ни Джеральда, ни того, что ее ждет...
Теперь по сторонам тянулись хилые деревца. Да что же это.
Побледнев девушка расстегнула последнюю пуговочку на джинсах.
Господи, да нельзя же светиться...
Из-за поворота показалась железно-пластмассовая постройка; ясно,
обжорка Макдональдс, нечего и говорить... Над входом грязная
вывеска "ТРИНИТИ". Взвизг тормозов;девушка с ужасом остановила,
стреножила тягач у самых дверей обжорки. Хотелось есть.. Стих
мотор и она несколько минут сидела неподвижно... Тишина. Девушка
глянула на сонного пьяницу у входа, чей-то громоздкий Империал и
открыла дверцу, спрыгнула на землю. Калифорнийская теплая
ласковая маслянистая пыль защекотала голые ноги Пенни; да, как в
детстве, когда ходила к соседскому сыну Хиггинса в коровник. Она
раздевалась еще на задах ранчо, чтобы не пачкать одежду и голая,
босая неуверенно шла в темноту коровника: под ногами нелеслышно
чавкал такой же ласковый и теплый калифорнийский навоз от
бычков-двухлеток... Пенни решительно зашагала к забегаловке.
Внутри было полутемно. Человек десять сидели по углам, пили
джин. Около окна - это спасет ему потом жизнь - сидел усатый
черный тип, Смолли. И у стойки разговаривал с барменом,
взгромоздившись на высокий табурет, крупный мужчина в ковбойке...
Девушка вошла в обжорку почти бесшумно, придерживая в кармане
кольт Харли - маленький, дамский. Бармен ее поначалу не заметил.
А потом с изумлением оглядел невысокую рыжеволосую девушку с
упрямым взглядом; ее старые джинсы и грязные ноги со сбитым
ногтем на большом пальце - это удружил сапогом Топси, да... Чего
ей надо?
- Пять гамбургеров... - очень тихо, но твердо сказала Пенни и
уселась на стульчик напротив толстяка - И джин.
Бармен взялся за стакан. На Пенни смотрели с интересом... А
девушка, глянув на своего соседа, явственно почувствовала запах
мексиканского табака. И началось... Не надо светиться! - с ужасом
думала она, а колени уже немели. Девушка дрожала... Да,
мексиканский табак: бог ты мой, как давно это было! Лошадей на
ранчо об_езжали мексиканцы, рослые загорелые парни. Ночной их
костер горел прямо под окном девочки. И Пенни раз не выдержала...
Двое их, загорелых и жилистых сидело у костра. Как вдруг из
темноты приминая босыми шагами траву чиликито появилась Пенни. Ей
тогда только исполнилось восемнадцать... Рыжие космы падали по
плечам; дерзкие шальные глаза смеялись. Груди, юные, белые,
торчащие вбок, как у козы Хиггинса и коричневые, крупные, как
вишни соски. Дурея, от сознания того, что она голая стоит перед
двумя онемевшими мужчинами, девушка застонала и опустилась на
колени... Лоно ее перекатывалось бугром. И вот мексиканцы не
стали спорить. Один притянул к себе девушку и та зашлась в
судороге от его сильного упругого члена. А второй, тяжело дыша,
долго гладил нежный ее зад и вдруг что-то твердое вошло в нее с
другой стороны...

Далее