Любительское порно

Для участников
Вход
Регистрация
Забыли пароль
Меню
Чат
Частные массажистки
Поиск
Секс-машины для жесткого секса!
Эскорт. Все страны
Свингеры и sexwife
Лучшие VIP - Транссексуалы
Индивидуалки Спб
Трансы. Все страны
Трансы Москвы
Сугубо мужской форум о потенции
Индивидуалки
Москвы Видео
Знаменитости
Эротические
рассказы
О проекте
Правила боев
Отзывы
о сайте
Часто
задаваемые
вопросы
Статистика
Размещение рекламы



Дебют



На каникулах, проведенных с моей двоюродной сестрицей Анной, я впервые познала прелести мужского члена. Конечно, 18 лет это, по-вашему, слишком поздно для первого раза. Но так уж у меня получилось.

Анна встретила меня на платформе пригородного поезда и тут же сообщила, что мы приглашены на вечеринку. Там будут два ее друга - Дик и Сэм. Меня это немного испугало. Обоим, она сказала, под 30, а у меня не было опыта общения с мужчинами намного старше меня.

Но все же это лучше, чем сидеть дома и смотреть телевизор.

Мы пошли к ней домой, приняли ванну, и, когда ее родители ушли, поднялись в ее спальню. Я показала наряды, привезенные с собой. На лице Анны появилось унылое выражение: мои вещи были абсолютно неженственны. Она сказала, что подберет мне что-нибудь из своего гардероба, поскольку мы были примерно одних размеров.

Еще она пообещала сделать мне макияж. И добавила, что я себя не узнаю. Она выщипала мне брови, затем подрисовала их темно-коричневым карандашом. Потом она наложила мне на глаза ярко-голубые тени и тушью удлинила ресницы - они буквально порхали при каждом моргании. Наложила румяна на щеки, накрасила мои ногти ярко-красным лаком, под стать помаде. Они стали похожи на кровавые когти хищной птицы.

Взглянув в зеркало, я призналась себе, что не представляла, что могу быть такой красивой.

Анна стала присматривать мне одежду. Первым делом она дала мне блестящее красное белье. Чашечки лифчика представляли собой небольшие подставки для грудей. Они поддерживали груди, полностью открывая их верх и соски, выдающиеся вперед.

Затем я надела пояс с резинками ( я никогда не носила ничего подобного ) - черная полоска вокруг талии с красными кружевными подвязками. Поверх натянула трусики, едва прикрывавшие волосяной бугорок спереди. Сбоку они были совершенно открытыми - кусочки ткани спереди и сзади соединялись черными тесемками. Сестра посоветовала надеть их поверх подвязок, чтобы было легко снимать.

Наконец она дала мне пару черных чулок, они были такие шуршащие и шелковистые. Я надела их на ступни, раскатала их по ногам и тогда увидела, что сзади на них - черный шов. Анна закрепила их подвязками так, чтобы швы шли ровно. Мне показалось, что она будто нарочно медлит, дыхание у нее стало учащенным и глубоким.

Я никогда раньше не носила чулок, и было непривычно видеть верхнюю часть бедер и ягодицы оголенными. Трусики сидели точно влитые на пушистом холмике и между бедер.

Анна сказала: "Вовсе неплохо, надо только кое-где подправить". Она подтянула трусики, и я почувствовала, что тонкая полоска блестящей ткани легла между губками моей щели.

Анна взяла бордовую помаду, обрисовала ею темный кружок вокруг сосков и поставила на соски точки розовой помадой. Подкрашивая, она массировала кожу вокруг сосков, чтобы они остро торчали - стоячие и гордые. И затем - мазки духами по всему телу.

Я почувствовала возбуждение, какого не испытывала до сих пор.

Поверх яркого белья я надела блузку из белого шифона с оборками - она была полупрозрачной и давала коже ощущение приятной прохлады. Я хотела застегнуть ее, но Анна посоветовала оставить верхние пуговицы открытыми. По-моему разницы никакой не было - красный лифчик с раскрашенными грудями и так ясно просвечивали. Анна дала мне черную сатиновую юбку. Я с трудом влезла в нее; юбка плотно облегала бедра и зад, особенно когда я застегнула молнию. она доходила до колен, но с правой стороны был разрез, заканчивающийся у верхнего края чулка.

Анна туго заправила блузку в юбку, прозрачная ткань натянулась на сосках. Я затянула талию поясом из красной кожи.

Наконец, сестра отыскала для меня в шкафу пару сверкающих туфель из черной лакированной кожи на 15-сантиметровых шпильках, с ремешками, охватывающими щиколотки. Надев их, я попыталась встать, но, сделав неловкое движение, упала на кровать. Чувство было такое, будто я стою на пальцах. Наверное, со стороны было видно, как напряглись мои бедра. Зад как-то вздернулся вверх, вырисовываясь под обтягивающей донельзя юбкой. Никогда раньше не задумывалась, что могут сделать туфли с женскими ногами. Я чувствовала себя новым человеком.

Спустившись в холл, я оглядела себя в зеркале в полный рост. Признаюсь, теперь я поняла, почему Анна пришла в такой восторг, увидев мое тело. Новая одежда подчеркивала фигуру, а благодаря густой косметике я выглядела значительно взрослее. С удовольствием оглядела себя: длинные струящиеся светлые волосы, дрожащие ресницы и ярко накрашенные губы. Соски заметно окрепли, выдаваясь на блузке, обтягивающей груди.

У меня было желание провести ладонью по всему телу - но я подавила это желание. Во всем теле я ощущала тепло и испытывала странное томление, граничащее с болью, между ногами.

Через несколько секунд появилась Анна, вся в белом. Она выглядела изумительно. На ней была модная блузка, плотно обтягивающая груди. Блузка была заправлена в плиссированную белую, даже не мини, а микро юбку.

Анна спустилась по лестнице и остановилась перед зеркалом. Затем спросила меня, как я себя чувствую. Я ответила: "О, я какая-то расслабленная. Я бы выпила чего-нибудь покрепче. " Анна ответила: "Если повезет, сегодня ночью получишь кое-что еще, кроме выпивки. Между прочим, и моя кошечка очень хочет толстенького петушка. Я как раз гладила ее. " Я покраснела.

Мы решили заскочить в бар напротив - пропустить по глотку перед вечером. Я заметила, что мужчины провожают нас долгими взглядами. Я еще к этому не привыкла и ощущала неудобство. Анна сказала, что я должна научиться, как она выразилась, "ловить взгляды". Я почувствовала, как груди пульсируют и вздымаются, и отвердевшие соски трутся о блузку, когда я шла неверными шагами. Чем больше взглядов мы "ловили", тем увереннее я себя чувствовала.

Пару раз, когда навстречу шли мужчины, я выпячивала грудь, чтобы они могли их как следует обозреть. Я чувствовала, как мои трусики трутся между ног, давая странное ощущение возбуждения.

Мы вошли в бар и уселись на высокие табуретки. Разрез на моей юбке раскрылся, обнажив всю ногу до конца чулка. впервые я испытала наслаждение, давая себя рассматривать мужчинам.

Через некоторое время в бар вошли Дик и Сэм. Сэм мне сразу понравился. Я заметила, что его глаза словно обшаривают мое тело. Я и так чувствовала себя полураздетой, но под взглядами Сэма казалась себе полностью обнаженной. Мы вышли из бара и направились на вечеринку. Там я чувствовала себя более спокойно, потому что девчонки были одеты весьма сексуально. Я танцевала с Сэмом, прижавшись к нему. Мы поцеловались - это был первый в моей жизни " французский " поцелуй. Когда Сэм прижал меня к себе, мне было тепло, мои соски терлись об его грудь. Его руки пропутешествовали от моих бедер вверх по талии и легонько сжали груди с боков. Мы слились в глубоком поцелуе. Я обняла его за шею, еще теснее прижавшись к нему. И вдруг почувствовала, как что-то твердое давит мне в живот. Шишка на его брюках становилась все больше. Я изо всех сил терлась об эту шишку. При этом сладкое, дотоле неизведанное чувство захлестнуло бедра. Между ними было влажно. Он взял мою руку и положил ее на шишку между его ног. Я нащупала ее и удивилась, какая она большая и твердая. " О, я в первый раз трогаю "петушка"!" - с восторгом подумала я. Это было восхитительно. Было жарко, и я с трудом держалась на ногах. Я сказала Сэму, что мне надо выйти.

Я заперлась в туалете и закурила сигарету. Мне надо было немного остыть и попытаться держать себя в руках. Груди мои трепетали, а соски, казалось, были готовы взорваться. Между бедрами я ощущала зуд и чувствовала, что трусики намокли и еще глубже вошли в щель, раздвинув губки. Я мечтала попробовать его "петушка".

Я вышла из туалета. Сэм ждал меня. Он схватил меня за руку и потащил за собой. Он провел меня по слабо освещенной лестнице, мы остановились на площадке. Сэм прижал меня к стене и вновь начал целовать "по-французски", сперва мягко потом все более неистово.

Затем он расстегнул мою блузку, открыв груди. Он перебирал их пальцами, сжимал, все время гладя большими пальцами соски. Потом он прильнул к соскам ртом - он щекотал их, сосал, жевал. Это так восхитительно, когда рот мужчины ласкает голые груди! Я потянулась за его членом - Сэм помог мне расстегнуть молнию на брюках. Член вырвался на свободу, прямой и твердый, и уткнулся мне в низ живота.

Я взяла его двумя пальцами и почувствовала тепло и упругость. Экстаз - как он пульсировал в моей руке!

Мой первый член! Сэм мягко взял меня за запястье и поводил моей рукой взад и вперед - я увидела, как кожа двигается, обнажая головку. Он сам начал двигать бедрами в такт движениям моей руки... У меня перехватило дыхание.

Я поскребла основание члена накрашенными ногтями. Теперь я поняла, какая у нас, девчонок, власть, когда мы держимся за мужской член, возбуждая и лаская его.

Я уже полностью отдалась необычным ощущениям моего тела. Рука Сэма легла на мое бедро и стала гладить его через разрез в юбке. У конца чулка его пальцы чуть задержались, затем уверенно поползли вверх, гладя голое бедро. Я часто и глубоко дышала, думая про себя: "Остановить его! Надо остановить его! Нет... нельзя... Боже... Как это здорово!" Я хотела, чтобы он ласкал меня. "Трогай, трогай!" - билась в голове мысль, и тут я услышала, что произношу эти слова вслух.

На мгновение я как бы взглянула на себя со стороны. Это было зрелище! Распахнутая блузка обнажала груди, юбка - на талии, черные чулки с подвязками подчеркивали белые бедра. Я буквально сгорала, когда Сэм рукой ласкал мой бугорок, забираясь все глубже. Какой сладкий зуд в моей щели! Я хватала ртом воздух. Сэм жарко шептал мне на ухо: "Чу о, распахнись, сейчас мои пальцы откроют тебя для хорошего члена". Но член не погрузился в меня, и я прошептала ему на ухо: "Нет, Сэм, просто трогай меня. Это так здорово!"

Вдруг Сэм поднял меня на руки и перенес в соседнюю спальню. Он положил меня поперек кровати, так, что ноги мои свисали. Я внутренне протестовала, когда он раздвигал мои ноги, но подчинилась его нежным пальцам. Я почувствовала, что соки стекают из меня по бедрам и его пальцам. Упершись каблуками в пол, я прогнулась и качнула бедрами - чтобы его пальцы вошли в меня глубже. Сэм встал между моими разведенными ногами. Я почувствовала, как твердый сочащийся член нежно коснулся моих губок, лишь чуть-чуть раздвинув их.

Сэм прижался ко мне и заработал "петушком", делая круговые движения по моим губкам. Мне очень хотелось почувствовать скорее его член внутри меня, глубоко внутри. Я расслабилась, и тогда его твердый, пульсирующий, раскаленный член вошел вглубь. Мне показалось, что меня режут надвое. Упершись локтями о кровать, я приподняла голову - мне просто необходимо было видеть, как меня берут в первый раз. Когда Сэм медленно проталкивал его, острота ощущений усилилась. На полпути Сэм вдруг выдернул член, чтобы войти снова. Он словно помешивал им, ввинчивая его вовнутрь. "О Сэм! - кричала я, - ты сведешь меня с ума!"

Я почувствовала, как подвязки чулок натянулись на бедрах, когда я вся прогнулась, предлагая всю свою "мышку" Сэму. Он еще не до конца был во мне и продолжал ласкать мою дыру. "Пожалуйста, ну, пожалуйста, - взмолилась я, не дразни меня, мне он нужен весь. Сейчас!" Сэм при моих словах словно лишился рассудка, и я почувствовала глухой удар его яростного члена, вонзившегося в меня. "О боже, - подумала я, - я первый раз полна членом". Это было умопомрачительно.

Я помню свои стоны, учащенное дыхание, как я извивалась под ним. "Глубже, шептала я, - воткни глубоко-глубоко. Возьми меня всю, пожалуйста". Не знаю, как я произнесла эти слова - я никогда их не говорила. Я почувствовала давление внутри, я готова была лопнуть и взорвалась оргазмом, почти потеряла сознание от наслаждения.

После того как волна спала, уступив место лишь мелкой зыби, я увидела, что лежу поперек кровати, истощенная, раскинув ноги. Сэм еще гладил и ласкал мое тело. Я обратила внимание, что его член еще не опал. Я почувствовала желание получить еще и поиграла его членом с благодарностью за то, что я пережила.

И еще несколько раз он давал мне самое фантастическое из всех наслаждений, выстреливая своим нектаром в отверстие моей любви...